Главная » 2015 » Февраль » 9 » ««ЗАРПЛАТА» (ОТ ВЛАСТИ) - МЕНЬШЕ ПРОЖИТОЧНОГО МИНИМУМА. СОГЛАСНА ЛИ С ЭТИМ РАН?»
01:40
««ЗАРПЛАТА» (ОТ ВЛАСТИ) - МЕНЬШЕ ПРОЖИТОЧНОГО МИНИМУМА. СОГЛАСНА ЛИ С ЭТИМ РАН?»

Открытое письмо Гречишникова Л.В., экономиста по труду, до пенсии – сотрудника Минэкономики России (передано в экспедицию адресатов 04.02.15 г.)

 

В Российскую академию наук ФОРТОВУ В.Е.

В Институт социально-экономических проблем народонаселения ЛОКОСОВУ В.В.

Общественным организациям, СМИ, вузам, НИИ (по списку)

от Гречишникова Леонида Васильевича

 

Открытое письмо

 

«ЗАРПЛАТА» (ОТ ВЛАСТИ) - МЕНЬШЕ ПРОЖИТОЧНОГО

МИНИМУМА. СОГЛАСНА ЛИ С ЭТИМ РАН?

 

В ПРИЛАГАЕМЫХ письмах из РАН нет ответа на этот и другие подобные вопросы, поставленные перед РАН. Ни в письме от 02.06.14 г. (исх. № 14000-1851/118, Аносова Л.А.), ни в письме от 22.01.15 г. (исх. № 14000-1851/6, Аносова Л.А.).

Прожиточный минимум трудоспособного человека (далее – ПМ) – это (!) МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМОЕ для сохранения его здоровья и трудоспособности. Вот как министр труда Топилин М.А. оценил «зарплату», которая меньше этого самого МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМОГО:  платить МРОТ ниже прожиточного минимума - это нонсенс (см. сообщение об этом в интернете) .

Этот, по выражению Топилина М.А., «нонсенс» внедряется в России прямо законами (о МРОТ). Десятилетиями. И внедряется весьма «успешно»:  в России ныне зарплата меньше ПМ – у каждого ПЯТОГО работника («Российская газета», 15.08.14 г., стр. 3).

При этом, согласно принятым Правительством постановлениям о ПМ в I-ом и II-ом кварталах 2014 г., указанный «нонсенс» в 2014 году даже нарастал. Если в I-ом - ПМ (даже ОФИЦИАЛЬНЫЙ, по данным независимых экспертов, – сильно заниженный) был больше МРОТ (!) НА 50%, то во II-ом  – уже (!) НА 60%.   

Кроме того, МРОТ (десятилетиями же) использовался В КАЧЕСТВЕ ИСХОДНОЙ БАЗЫ при определении размера зарплаты, к примеру, бюджетников. Включая специалистов едва ли не самых ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМЫХ профессий: педагогов, врачей, учёных и т.п. То есть связь здесь, убеждён, была такая: недопустимо низкий МРОТ - недопустимо низкая зарплата этих специалистов.

О чём же в указанных письмах из РАН?

 Первое из них – это ответ на ПРИЛАГАЕМОЕ открытое письмо госорганам и РАН (Фортову В.Е.) от 14.05.14 г. Озаглавленное: «ЗАРПЛАТА БОЛЬШЕ, НО МЕНЬШЕ К ОЦЕНКЕ  ЕЁ ПОВЫШЕНИЯ ПЕДАГОГАМ, ВРАЧАМ  И Т.Д» (есть в инете). В нём просьба к РАН (Фортову В.Е.) выражена так: «Был бы признателен за ответ ПО СУЩЕСТВУ поставленных вопросов».

Ответ из РАН на это открытое письмо, увы, - откровенная отписка. По существу поставленных вопросов – НИ СЛОВА. Зато в ней есть совет опубликоваться в интернете. Это-де может привлечь к обсуждению «…широкую научную общественность». То есть: туда-туда, к общественности, а не к РАН.

А научная общественность (из НИИтруда, Всероссийского центра уровня жизни, РЭУ им. Г.В. Плеханова, Академии труда и социальных отношений, НИИ-ВШЭ, МГУ и других профильных НИИ и вузов), увы, даже на прямо направленные  этим НИИ и вузам письма не ответила. Тем более - на письма, опубликованные в интернете.

Нет ответа и на письма в адрес лично Ясина Е.Г.- научного руководителя НИИ-ВШЭ. В бытность которого министром экономики МРОТ был 83,49 руб. Что (!) РАЗ В 10-15 меньше ПМ.

Второе письмо из РАН – это ответ на ПРИЛАГАЕМОЕ открытое письмо госорганам и РАН (Фортову В.Е.) от 02.10.14 г. Озаглавленное: «НОНСЕНС» - НАРАСТАЕТ?» (есть в инете). В нём - такая просьба к Фортову В. Е.: «…сообщите, пожалуйста, мнение РАН по существу вопросов, поставленных в настоящем письме».

Примерно через месяц после поступления в РАН это письмо было направлено (исх. № 14000-1851/269 от 12.11.14 г.) на заключение в ИСЭПН. Который, надо отдать ему должное, не промолчал и, хоть и через целых два месяца, но направил своё заключение в РАН (исх. № 14317-01/4/1 от 15.01.15 г., Локосов В.В., прилагается). Правда, - не на все поставленные в письме вопросы.

Из РАН его заключение было незамедлительно переправлено (письмом от 22.01.15 г.; см. 1-ый абзац настоящего открытого письма) автору открытого письма «НОНСЕНС» - НАРАСТАЕТ?». Без каких-либо комментариев. То есть просьба к РАН (к Фортову В.Е.) – сообщить мнение самой РАН по существу поставленных перед ней вопросов и на этот раз «повисла в воздухе».

Заключение же ИСЭПН (в целом) представляется необоснованным. Начинается оно с положений, с которыми нельзя не согласиться. Но последующим изложением эти положения по сути «перечёркиваются». 

Что, к примеру, сказано в нём о содержащейся в открытом письме просьбе к власти НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО установить МРОТ, «…который БОЛЬШЕ (выделено мной – Л.Г.) официального (по мнению независимых экспертов – сильно заниженного) ПМ»?  

«Во первых строках» – правильные слова. О том (суть), что МРОТ должен быть достаточным для поддержания трудоспособности работника, реализующего простой труд. О том, что «…МРОТ -  это фундамент, на котором выстраивается вся система оплаты труда в зависимости от его квалификации». И т.д.

Казалось бы, далее должны были бы последовать научные обоснования того, как надо исправить государственную зарплатную политику, которая ныне, убеждён, явно вразрез с этими правильными словами.

Увы. Сказав, что российский МРОТ и обусловленные им зарплаты НЕ ГОДЯТСЯ, ИСЭПН тут же «обосновал» по сути, что они очень даже  ГОДЯТСЯ. Поскольку-де есть «…ограничения для доведения МРОТ до ПМ».

То есть - для доведения его до экономически обоснованного уровня. До уровня, позволяющего сохранять здоровье и трудоспособность людей труда. Этим «обоснованием» ИСЭПН по сути оправдывает недопустимо низкий МРОТ и обусловленные им недопустимо низкие зарплаты в России. И по сути даёт согласие на продолжение подрыва их здоровья и трудоспособности. Ничего-де не поделаешь.

Думается, однако, что в этом «обосновании» перепутано, что является причиной, а что – следствием. Выводить негодную зарплату из этих ограничений (к примеру, - из недостатка бюджетных средств), убеждён, неверно по сути. Главная-то причина-то этих ограничений – неэффективность российской экономики. Одна из причин чего  - низкое качество трудового потенциала. А это – в том числе и из-за внедрения негодной зарплаты.

Поэтому внедрение негодной зарплаты лишь усугубляет ограничения. Не из-за ограничений – негодная зарплата (как это по сути объясняет ИСЭПН), а из-за негодной зарплаты (в том числе) - ограничения. Будет экономически обоснованная зарплата – будет более качественная рабочая сила - будет более эффективная экономика – будет больше средств в бюджетах различного уровня. Это  в принципе.

Но где найти средства для НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНОГО повышения зарплаты до уровня, позволяющего поддерживать здоровье и трудоспособность людей труда? Ещё до того,  как эта экономически обоснованная «цепочка» (см. предыдущий абзац) заработает в полную силу?

Средства на это надо изыскать за счёт тех статей бюджета, где они менее необходимы.  Об одной из этих статей в письме (на которое заключение) сказано так:  «Из газеты «АИФ» (№ 44, 2012, стр. 1): «Оказывается, наш госаппарат поглощает немыслимое количество денег – 40% от ВВП. По сути, он отъедает их у народа…».

Судя по заключению, не выделенные на повышение МРОТ средства считаются ИСЭПН экономией. На самом же деле, убеждён, - это самое настоящее расточительство. И это, думается, самое мягкое слово, которое можно использовать. Поскольку ущерб от этой «экономии» (от подрыва этим здоровья и трудоспособности людей труда и от последствий этого подрыва), убеждён, несоизмеримо больший.

Считать это экономией – всё равно что считать  экономией недолив смазочного масла в двигатель, из-за чего его заклинивает. Что перевешивает? Стоимость недолитого масла или испорченного двигателя? Можно ли считать экономией этот недолив? Ответы понятны.

В заключении ИСЭПН автору письма приписано вот это мнение: «Автор прав, что повышение зарплаты противоречит интересам бизнеса…». Но в письме-то обосновывается строго обратное. Что повышение недопустимо низких МРОТ и обусловленных им зарплат сработало бы на пользу экономики страны, а значит, - и бизнеса в ней. В принципе.

Ведь люди труда-то – это один из факторов экономики (по мнению многих специалистов – главный). И если подрывать их здоровье и трудоспособность недопустимо низкой, экономически необоснованной, зарплатой, то экономике страны, бизнесу в ней от этого хуже.

С позиции экономики снижение зарплаты обосновано лишь до определённого предела. Внедрением МРОТ и обусловленных им зарплат (не позволяющих поддерживать здоровье и трудоспособность людей труда) власть, убеждён, этот предел перешла. И уже не одно десятилетие, убеждён,  работает этим против экономики, против бизнеса в ней.

Думается, уместно такое сравнение. Если не выделять НЕОБХОДИМЫЕ средства на ремонт и модернизацию станков и т.п. (от чего они приходят в негодность в экономически необоснованный срок)? Хорошо это для экономики страны, бизнеса в ней? Ответ понятен.

Так же и с людьми труда. Если их зарплата меньше необходимой для поддержания их здоровья и трудоспособности, то они от этого деградируют, деквалифицируются. С той или иной скоростью. Это такая же реальность, как смена дня и ночи.

Недопустимо низкие МРОТ и обусловленные им зарплаты (их не повышение) – это плохо для экономики страны, для бизнеса в ней ЕЩЁ и вот чем. Тем, что это «работает» на подрыв ВНУТРЕННЕГО спроса на всякого рода блага. А ещё тем, что подрывают  заинтересованность бизнесменов в модернизации производства. Зачем это им, если приемлемую прибыль можно получить и за счёт низкой зарплаты?

Следует сказать, что заключение ИСЭПН – не на все вопросы, поставленные в письме. К примеру. В письме – о том, что внедрением «зарплаты», которая меньше необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда, нарушается Конституция. Статья 7, по которой прямая обязанность власти – создавать условия для ДОСТОЙНОЙ жизни человека. И статья 37, по которой ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ за труд обязательно.

Надо было  дать в заключении оценку этому утверждению? С позиции науки? Думается, - надо было. Речь-то – о выполнении ОСНОВНОГО закона страны. Если это утверждение необоснованное, - то привести контрдоводы в пользу обратного. Дескать, хоть эта зарплата и не позволяет сохранять здоровье и трудоспособность людей труда, но она тем не менее – это условие для ДОСТОЙНОЙ жизни. И ВОЗНАГРАДИТЬ за труд такой зарплатой очень даже можно. Потому-то и потому-то.

Далее. Из заключения ИСЭПН по сути вытекает и то, что и пособие по безработице (аж 850 руб. в месяц) – ГОДИТСЯ. Тоже – по той причине, что есть ограничения.

Такое пособие получала в 2009 году почти половина зарегистрированных безработных граждан. Стоимость поездки в метро - 50 руб. То есть пособия этого (в расчёте на день: 850:30=28,3) не хватит даже на одну поездку. К примеру, - до кладбища. Даже если оно в черте города.

Можно ли при таком пособии выйти из периода безработицы В ТРУДОСПОСОБНОМ СОСТОЯНИИ? Ответ понятен. То есть оно тоже, как и «зарплата» - «нонсенс», убеждён, «работает» на подрыв трудоспособности людей труда. На подрыв трудового потенциала страны, экономики страны. И значит, в принципе, - тоже является одной из причин указанных ограничений, которыми ИСЭПН по сути оправдывает и «зарплату» - «нонсенс», и это пособие.

Далее. В письме  – о том, что надо закрепить исходные понятия: что такое занятость В ЭКОНОМИКЕ и что такое рабочее место в значении ВСЕГО необходимого  для того, чтобы быть занятым, иметь рабочее место.

Можно ли представить, чтобы практика оперировала понятием «валовой внутренний продукт» (ВВП), не определившись с тем, а что это такое – ВВП? А с занятостью в экономике и рабочим местом как раз такая ситуация.

Отсутствие этих определений, убеждён, и даёт власти «основания» для отнесения к занятым, к имеющим рабочее место и тех рабочих и специалистов, у которых нет работы и(или) заработка. И для лишения их даже небольшого пособия по безработице. Хоть каких-то средств к существованию. И это, конечно же, тоже «работает» на подрыв здоровья и трудоспособности людей труда, трудового потенциала, экономики страны.

В заключении ИСЭПН – почему-то только об определении ЗАНЯТОСТИ. Об определении РАБОЧЕГО МЕСТА – ни слова. И об определении занятости сказано, в частности, следующее: «Нынешняя формулировка и так предполагает либо оплачиваемую работу, либо доходное занятие».

Однако, увы, предполагает она это НЕ ВО ВСЕХ СЛУЧАЯХ. И в этом-то и проблема. Процитированное даёт, думается, основания предположить недостаточно внимательное прочтение определения занятости из Закона о занятости (ст. 1).

Это определение – ОБЩЕЕ для всех без исключения, принципиально разных, видов занятости. И для занятости учёбой. И для занятости в домашнем хозяйстве. И т.д. Это всё равно что дать ОБЩЕЕ определение для коня и рябчика: «Конерябчик – это…» (нечто копытно-крылатое).

И в этом «копытно-крылатом» определении - чёрным по белому: занятость приносит заработок (трудовой доход) КАК ПРАВИЛО. Не всегда, а как правило.  Чем не основание для того, чтобы относить к занятым не имеющих заработка? Что власть и делает.

Тех, к примеру, кого администрация отправила в длительный неоплачиваемый «отпуск». Который, конечно же, никакой не отпуск, и в том числе и не отпуск без сохранения зарплаты (ст. 128 Трудового кодекса), а самая настоящая БЕЗРАБОТИЦА. Или тех, кому месяцами не платят за труд. Жене автора этих строк не платили за труд ровно пять месяцев подряд, с января по май.

Такой практикой власть как бы говорит рабочим и специалистам (опираясь на определение занятости из Закона о занятости): значения не имеет, что у вас нет заработка (то есть, - средств к существованию). Важно то, что по Закону о занятости вы – занятые.  И ИСЭПН по сути поддерживает её в этом.

Такая практика тем более неприемлема, что большая часть семей в России живёт, как говорят, «от получки до получки». По данным бывшего руководителя Центрального банка Геращенко В.В.,– 80%.

В заключение. Можно, думается, говорить о целой «атаке» власти на здоровье и трудоспособность рабочих и специалистов. На трудовой потенциал страны – главный экономический ресурс общества.

Которая («атака»), убеждён, - вразрез и с экономическими требованиями, и с Конституцией. И, в частности, - с правом человека на вознаграждение за труд и защиту от безработицы. А профильный ИСЭПН, судя по его заключению, ВСЮ эту «атаку» по сути поддерживает.

Ещё раз – о составляющих этой «атаки».

1. «Зарплата» - «нонсенс» (по выражению министра труда Топилина М.А.).

2. 850 руб. пособия по безработице, на которое (в расчёте на день) и до кладбища

не доехать.

3. Отнесение к занятым в экономике (к имеющим рабочее место) рабочих и специалистов,  вовсе не имеющих работы и(или) заработка.

4. Упорное нежелание власти (что и позволяет указанное в пункте 3 отнесение) закрепить законодательно исходные понятия: что такое занятость В ЭКОНОМИКЕ и что такое рабочее место в значении ВСЕГО необходимого для занятости ВКЛЮЧАЯ РАБОТУ И ЗАРАБОТОК. Из которых ОДНОЗНАЧНО вытекало бы, что нельзя быть занятым в экономике (иметь рабочее место), не имея работы и(или) заработка.

Просьба к Фортову В.Е.: сообщите, пожалуйста, разделяет ли РАН заключение ИСЭПН?

 Если нет, то сообщите, пожалуйста, мнение РАН по существу вопросов, поставленных перед РАН.

 

Гречишников Л.В.

04.02.15 г.

 

Просмотров: 519 | Добавил: ГАМ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]