Главная » 2014 » Сентябрь » 22 » О фашизме. Кофе доньи Магдалены.
10:52
О фашизме. Кофе доньи Магдалены.

Людмила Фионова.

24 августа 2014 года по улицам Донецка ополченцы провели колонну пленных военных армии киевской хунты. Люди, стоявшие  у обочин, с ненавистью скандировали «Фашисты!» И пленные их понимали. Потому что они – тоже русские. Что же происходит на Украине? Перемалывается славянский, русский генофонд. Причём с обеих сторон. И тысячи погибших ополченцев надо прибавить к тысячам погибших «укров» - так мы получим сокращение численности русских на Земле.

Разумеется, в войсках хунты есть генетические отходы – прирождённые садисты, бандиты, готовые убивать за деньги. Но большинство - просто недалёкие неграмотные, обманутые, не понимающие ситуацию, попавшие в каратели по принуждению. Их вряд ли стоит называть фашистами.

Полная сумятица в употреблении понятия «фашизм» происходит не только от  невежества, но и от желания намеренно исказить ситуацию, затуманить общественное сознание фальшивыми штампами, вывести из-под удара истинных преступников и дать им свободу действий - всё это принудило автора написать эту работу: документальный рассказ о жизни автора в Мексике среди тех, кого называют немецкими и итальянскими «фашистами», и краткое предисловие, где  анализируется понятие «фашизм».

О фашизме

Итальянское слово «фашио» – пучок - обозначает союз, объединение, т.е. изначально понятие «фашизм» было позитивным, оно сродни русскому слову «соборность». Но в политической практике 20 века значение слова было перевёрнуто на противоположное – игра «в наоборот», оруэлловский новояз – типичный приём информационной войны. Сегодня в историческом контексте фашизм определяется как явление крайне негативное - доминирование узкой социальной группы, достигнутое с использованием агрессивных экономических, политических, силовых, криминальных методов, не ограниченных юридическими и нравственными нормами. Иными словами – это власть узкой социальной группы, утверждаемая путём неограниченной эксплуатации других групп, насилия, геноцида.

В массовом сознании народов, ставших жертвами нападения войск Вермахта во Второй мировой войне, с понятием «фашизм» ассоциируется жестокость, разрушения, массовое убийство людей агрессором.

Понятие «фашизм», выросшее из Второй Мировой войны, обычно привязывается к этнической группе - «немецкий фашизм». Ответственным за развязывание Второй Мировой Войны и все её беды назначен «немецкий фашизм», в конечном счёте, немцы. Мировой политический бомонд активно вдалбливает немцам чувство вины, добиваясь не только ментального подавления целой нации, записанной в нацию преступников, но и материальной компенсации за их вину. Всё зло, причинённое миру Второй Мировой Войной, персонифицируется фигурой Гитлера  - демонического «фашиста». Однако такая картина далека от реальности.

Гитлер – фигура  неоднозначная и, безусловно, не самостоятельная. Известно о «заговоре Джеймса Варбурга против христианского мира». (Варбург – немецкий финансист еврейского происхождения). В 1929 году он заключил соглашение с финансовыми кругами Америки, которые пожелали установить единоличный контроль над Германией путем развязывания там «национальной революции». Задача Варбурга состояла в том, чтобы найти подходящего человека в Германии, и он вошел в контакт с Адольфом Гитлером, который до 1932 года получил от него $34 млн, что позволило финансировать его движение. Среди еврейских банкиров Берлина,  финансировавших НСДАП, Оскар Вассерман и Ганс Привин.  Среди американских спонсоров Гитлера  была банкирская династия Ротшильдов. Есть данные о том, что кредит на Вторую Мировую Войну Гитлеру дали ФРС США и банк Англии http://svpressa.ru/war/article/13438/

В декабре 2010 года эту версию поддержал митрополит греческого города Пирея Серафим: «Барон Ротшильд финансировал одновременно и еврейскую колонию в Палестине, и предвыборную кампанию Адольфа Гитлера… Адольф Гитлер был инструментом в руках мирового сионизма, и дом Ротшильдов финансировал его с единственной целью: убедить евреев покинуть Европу и создать в Палестине свою новую империю». 
http://www.km.ru/front-projects/krestovyi-pokhod-zapada-protiv-rossii/evreiskie-sponsory-istrebitelya-evreev

 Из многочисленных исследований на эту тему следует однозначный вывод: Гитлер был лишь инструментом в руках мировой финансовой системы, немцы были лишь тараном в её руках.  Всюду в мире, где возникает  война или революция, за спиной предъявляемых миру агрессоров прячется в тени финансист – автор всех политических и социальных катаклизмов, извлекающий из них выгоду.  

Человечество истребляется финансовым фашизмом. Ряд исследователей называют это социальное зло, с помощью такой же этнической привязки, «еврейский фашизм»: американец Дэвид Дюк  (он использует также термин «еврейский супернацизм» https://www.youtube.com/watch?v=ai_SXO4lWck, русский публицисты Борис Миронов и Константин Душенов, еврейский писатель Эдуард Ходос http://svtdmitriev.narod.ru/

И хотя евреи, безусловно, составляют ядро мирового финансового капитала, определять фашизм в чисто этническом ключе, значит сужать представление о явлении, которое носит не столько  национальный, сколько сословный характер. Источник финансового фашизма - паразитарные социальные группы посредников-финансистов, эксплуатирующие и подавляющие созидателя.  

То, что подаётся общественному мнению как этнический фашизм – немецкий, украинский (западенский), не самостоятельное явление, не изначальное зло, а производная финансового фашизма. Они не возникли и не существовали бы без банковского капитала.   

Русские и немцы убивали друг друга по сценарию, написанному ротшильдами, варбургами и т.п.  Их учили ненавидеть  друг друга Геббельс  с немецкой стороны и Эренбург с российской (Убей немца!). Оба пользовались технологиями информационной войны, изложенными в трудах   известного сиониста Теодора Герцля.

«Сотрудничество сионистов с нацистами»

http://newsland.com/news/detail/id/846494/

О серьёзной роли финансовой мафии в судьбе Геббельса хорошо известно.

http://www.vestnik.com/forum/win/forum26/liulech.htm

Вот мнение немецкой стороны: «Проповеди ненависти Ильи Эренбурга …придали сопротивлению очень острый и ожесточённый характер … Подавляющее большинство немцев не видело для себя иного выхода, кроме борьбы. Даже явные противники нацистского режима становились теперь отчаянными защитниками своей родины». (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB-%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC - cite_ref-.D0.92.D0.9B.D0.9D_26-0

Вальтер Люде-Нейрат. «Конец на немецкой земле. Итоги Второй мировой войны». М.: Изд.-во иностранной литературы, 1957).

Сегодня всё это калькируется на Украине, где киевские СМИ взращивают вражду между русскими и  украинцами по рецептам Герцля, а занимается этим на киевском ТВ его единокровник Савик Шустер. Формирует тупую и стопроцентно манипулируемую толпу и, казалось бы, дурацкое «Кто не скачет, тот москаль!» Превращение украинских детей в идиотов – это тоже преступление финансового  фашизма. Тем более, что идиоты быстро превращаются в трупы на восточном фронте. Дезориентируют общественное сознание и российские вроде бы патриотически настроенные «учёные», которые ищут плохие национальные особенности у «западенцев». Разумеется, характеры разных народов различаются, но превратить массы людей в садистов и убийц под силу только банкам, которые в состоянии финансировать легионы продажных политиков, политтехнологов, журналистов, которые будут настойчиво ввинчивать в мозги граждан вражду друг к другу, разжигая её до градуса звериной ненависти и войны. И сегодня украинцы западные убивают украинцев восточных ради интересов американских компаний, ради того, чтобы финансовый фашизм смог расширить своё нынешнее присутствие в России, чтобы до конца разграбить её, истребить.

«Украинский геноцид американского производства»

http://krasvremya.ru/ukrainskij-genocid-amerikanskogo-proizvodstva/

«В 1945 году Советский Союз победил фашизм», - этот расхожий штамп широко распространён, хотя ничего общего с действительностью это утверждение не имеет.

            В 1945 году героическими усилиями советского народа было сломано только орудие фашизма – армия Вермахта, но не сам фашизм. Русский солдат дошёл до Берлина, хотя ради победы над фашизмом ему следовало бы дойти до Нью-Йорка. Но дойти туда ему бы не дали, ибо агенты влияния американских банков сидели не только в Берлине, но и в Москве. Истинный фашизм - финансовый фашизм – в результате Второй Мировой не только не был побеждён, он небывало окреп на руинах Европы и России, на  миллионах трупов русских и немцев, на непоправимом катастрофическом истреблении  генофонда  белой расы (сегодня белых на Земле менее 8% и цифра эта продолжает падать).

http://pikabu.ru/story/a_vyi_znaete_chto_belyikh_lyudey_na_planete_ostalos_239519

            В результате Второй Мировой цитадель финансистов – США – стала мировым гегемоном и обеспечила себе будущее процветание, поставив под контроль разрушенную Европу  с помощью плана Маршалла. Сионистское финансовое лобби стало настолько мощной силой в мире, что смогло реализовать проект создания этнократического государства Израиль – источник тяжёлых проблемы Ближнего Востока, источник трагедии палестинского народа.

Окрепший после 1945 года финансовый фашизм смог сформировать и материально  обеспечить мощную пятую колонну в «стране-победительнице», планомерно подводя к развалу СССР. Финансовый фашизм в 1991 году вернулся в Россию, добившись успехов, немыслимых для Гитлера. В обличии чубайсов и гайдаров фашизм сел в правительство России. Он использовал не немецкие войска, а других киллеров – олигархов, либералов, продажных политиков, чтобы делать то, что делал всегда – грабить, убивать, разрушать экономику, калечить людей физически, умственно, нравственно.

И нынешняя руина на месте бывшей могучей советской державы   - дело рук финансового фашизма, увы, непобеждённого.

Обретя небывалое могущество за счёт поглощения активов разрушенного Советского Союза, банкиры выстраивают мировой порядок, исходя из своих нужд и наплевав на всех,  неуклонно забирают под свой контроль все ресурсы планеты. Серьёзных препятствий на этом пути фашизм не встречает, ибо мировая политика находится в руках назначенцев финансовой системы, а мировое общественное мнение формируется (вернее, искажается) олигархическими СМИ.    

И порабощённая финансовым фашизмом Европа под управлением своего хозяина – Америки - сегодня единым фронтом выступает против России. И не вразумляет её судьба  практически растворяющиеся под гнётом финансистов процветавших при социализме стран Балтии, Польши, Чехословакии, Югославии. Потому что ведущие европейские политики – креатуры американских банков.

Финансовый фашизм – мировое зло. И справиться с ним в состоянии только союз всех народов. Потому так много усилий пропагандистский аппарат олигархата направляет на стравливание народов. И помпезные ежегодные празднования Дня Победы в России – это не только патриотический наркоз для убиваемого народа, но и постоянное взбадривание вражды между русскими  и немцами, подновление раздиравшего их клина.

Возвращаясь к параду пленных в Донецке – шедшие по улицам голодные и оборванные «укры» - никак не фашисты. Они – тупое орудие в руках истинных фашистов, расходный материал, пушечное мясо,  в конечном счёте – жертвы фашизма, ибо одна из целей АТО на Востоке Украины - сжечь топливо майдана, приведшего к власти киевскую хунту, 

«Жертвоприношение Украины»

http://концептуал.рф/zhertvoprinoshenie-ukrainy

Да, их надо наказывать как киллеров младшего звена, но больше того – просвещать. Вот когда по Донбассу проведут упитанного и хорошо одетого Беню Коломойского в одной связке с прочими олигархами, тогда можно будет говорить о начале борьбы с фашизмом. Самом начале, ибо Коломойский, Порошенко и прочие лица украинской хунты и олигархата – лишь мелкое низовое звено мирового финансового фашизма.

О победе над фашизмом можно будет говорить, когда усилиями всего мирового сообщества будет организован Международный трибунал Нюрнберг-2,  на скамьи которого сядут не мелкие исполнители, как в прежнем Нюрнберге, а истинные фашисты – миллиардеры и миллионеры, банкиры и владельцы транснациональных корпораций  - авторы дефолтов и кризисов, бросающих 99% человечества в нищету, авторы революций и войн, спонсоры атомного оружия и лабораторных вирусов, трансгенных продуктов и наркотиков, гей-парадов и ювенальной юстиции.

В основе каждого крупного состояния – мошенничество, эксплуатация, насилие, убийство, т.е. фашизм. Только сделав клиентами следственным органам всех олигархов, удалив из человеческого сообщества само это понятие - олигарх, мы дадим шанс выжить русским и немцам, западным и восточным украинцам, всем нормальным людям. Это - шанс для спасения цивилизации. Единственный, последний шанс, ибо финансовый фашизм несовместим с жизнью на Земле.     

Кофе доньи Магдалены

В начале девяностых на зарплату научного сотрудника  в России стало невозможно прожить. Можно было пойти торговать или сажать картошку, или просто бедствовать. Был и ещё один путь – эмиграция. Так пара русских физиков попала в Мексику.

Куэрнавака - лучший город в Мексике. Лучший климат в мире. Круглый год – плюс двадцать пять, плюс красота, плюс вечное цветение.  Эта горная долина так  и называется – Вечная Весна. И потому почти половина жителей – иностранцы. Богатые старики – восточный шах, американский владелец сети супермаркетов… Есть и те, что приехали работать – на  дне долины, где самая жара – промзона: японский автомобильный завод, итальянская трикотажная фабрика… Рабочие – дешёвые мексиканцы. Начальство и специалисты – иностранцы. На верхних уровнях долины, в прохладных красивых предгорьях появился и стал разрастаться академгородок – институт физики, биологии… Жилые кварталы – посередине – между научными высотами и промышленным дном. В поисках жилья русские, исходив всю Куэрнаваку, пришли в дом итальянца и сразу почувствовали что-то родное      

«Русские?» - маленький сухонький старичок по имени Джино, кажется, обрадовался.  И пригласил прийти в гости вечером, сказал  - «Там всё и решим».

К семи часам большая гостиная низкого дома Джино была полна. Высокие каблуки дам стучали по  керамическим плиткам пола, обычного для жаркой Мексики. Элегантные светлые костюмы мужчин, нарядные платья дам, лёгкий запах духов и по-мексикански обильные украшения… Светский раут. По какому поводу?

«О, это обычно для нас, каждый вечер соседи собираются к нам пить кофе!» - навстречу новым гостям с обширного дивана поднялась хозяйка    -  донья  Магдалена - прямая, стройная и лёгкая. Заботливо уложенные волосы, свежая помада, немножко румян и красивая блузка. Неужели ей, как и Джино, за восемьдесят?

Так много белых лиц… Марко – контролёр качества  костюмов с итальянской швейной фабрики, Карло – художник-дизайнер, оттуда же… В Италии сегодня трудно найти работу. Русских приняли как своих. Джино сдал им маленький флигель и даже сделал скидку на квартплату:

- Это такая радость, что вы будете жить у нас! И каждый вечер просим к нам, на кафесито.

Все называли эти встречи «кафесито» - по-испански «маленький кофе». Для всех это было как праздник.   Центром компании были итальянцы, но приходили и соседи-мексиканцы: высокий чин банка в Куэрнаваке дон Густаво и адвокат из Мехико Чема  – в задушенной смогом столице невозможно дышать и состоятельные горожане покупали в Куэрнаваке второй дом для отпусков и выходных – как дачу, расстояние в 80 километров по прекрасной дороге - пустяк.  Постоянным гостем был инженер-электрик Пачеко и его жена – бывшая балерина. Бывший механик-наладчик итальянских вязальных машин Джино и нынешние мастера трикотажной фабрики, экономист, адвокат – они все могли позволить себе дом в райской Куэрнаваке с апельсиновым садом и голубым бассейном. Для двух русских профессоров это было недостижимой мечтой.

- Ваша страна победила в той страшной войне. Почему же вы так плохо живёте? Почему вынуждены эмигрировать? - недоумевал Чема. И русские не знали, что ему отвечать. 

Женщины вздыхали, жалели их – это так печально жить вдали от семьи, от родных мест. 

Маленькие чашечки с кофе, которые донья Магдолена выносила ровно в восемь на подносе в гостиную – это было не главное. Главным были беседы.   

- Я тоже эмигрировал, но я был вынужден, - Джино словно оправдывался. – При Муссолини был порядок, была работа, мы уважали его. Теперь его называют фашистом. Но разве это был фашизм? Когда убили Муссолини, не стало работы, продуктов. Я ездил на велосипеде за много километров за молоком и не всегда его привозил. Наш сын болел, худел, мы боялись его потерять и тогда я сел на пароход.    

            Центром общества были итальянцы. И соединяло их одно – любовь к своей Италии. Марко летал в отпуск домой и привозил какую-то итальянскую травку. Это было огромное событие для всей итальянской общины –  к дому Джино то и дело подъезжали машины, чтобы получить драгоценность - крошечный отросток и попытаться вырастить у себя в саду.

 - Плохо приживается, - жаловался Джино, - сухо здесь, жарко и земля не та. Всё не то.

Он показывал русским чахлый виноград – лозу тоже привезли из Италии. А Магдалена собственноручно поливала – лелеяла жалкий кустик розмарина и редко-редко обрывала с него листок – для приправы. И улыбалась смущённо:

- Я помню этот запах с детства. Мама всегда готовила с розмарином, у нас на севере Италии его полным-полно.    

Джино подолгу рассказывал русским, какие замечательные ягоды растут в его родных местах в Италии. Судя по описанию, это была смородина, и Джино смотрел на русских ласково, родственно  – у них росли те же ягоды. И для русских итальянцы были пойти родня. И Магдалену все знакомые звали совсем по-русски - Леной.

На кофе к Джино приходили не только итальянцы, но и немцы.

- Нас здесь немало, немцев, итальянцев, тех, кто приехал в Мексику после войны, - говорил Джино. - Раз в год мы встречаемся, устраиваем банкет в моём саду.  Вы тоже приглашены. Мы не возьмём с вас обычный взнос. Вы - наши гости. Все очень рады, что с нами будут русские   

За столы, поставленные прямо на траве под апельсиновыми деревьями, усаживались те,  кого называют немецкими фашистами. Герман бомбил Киев, Вильгельм воевал под Брянском, Франц - под Воронежем.  Все они дружески улыбались русским, пожимали руки - это был шок.

- Меня  забрали в армию совсем мальчишкой, я ничего не понимал. Я попал в плен, в лагере под Воронежем выжил только потому, что русские женщины подкармливали меня, жалели – такой молоденький.

Когда все расселись, Франц подошёл к русской и попросил, смущаясь:

- Есть одна замечательная русская песня, там припев «бом-бом». Она напоминает мне о России. Спой, пожалуйста!

            Русская пела «Вечерний звон», а немец стоял, приложив правую руку к сердцу – так слушают гимн. По его лицу катились слёзы. Может, для него это был реквием по его загубленной молодости, исковерканной жизни? И сидевшие под мексиканскими апельсинами немецкие и итальянские фашисты слушали, затаив дыхание.

            - Конечно, не все из нас хорошо относятся к вам, - говорил Франц, показывая на хмурого древнего старика за дальним столиком, - мы зовём его «полковник», он вас ненавидит, он и нас сторонится, он служил в СС.

            У этих людей было всё – красивые дома, прислуга, деньги. Но они жались друг к другу как дети, лишившиеся матери.  И сквозь улыбки благополучия проглядывала тоска по родной Италии, родной Германии. Они несли эту тоску сквозь десятилетия. Это было скорбное братство людей,  которых обидели, обездолили, отняв Родину. 

Когда обед уже кончался, за большим круглым столом собрались немцы, итальянцы, русские. Но первым заговорил мексиканец – дон Густаво.

- Я много лет работаю с банкирами, я знаю, на что они способны ради денег. Война – их рук дело. И этому не будет конца пока вы – русские и немцы – не объединитесь.

И все согласно кивнули – немцы, русские, итальянцы, мексиканцы…

Франц пригласил русских в гости, познакомил с мексиканской женой –  он не смог найти в Мексике молодую немку. Всё, что он смог сохранить в память о родине – занятие предков. Франц вырос в деревне и в своём мексиканском саду завёл маленькую птицеферму. Он ходил среди своих уток и кур так, словно здесь был его настоящий дом. 

Вскоре донья Лена принимала дорогую гостью – старенькую итальянку. Похоронив мужа, та улетала домой в Пьемонт, чтобы последние дни пожить на Родине. На родине умереть.   

- Я тоже хотела бы вернуться, - говорила Лена, - но я не могу. Здесь я больше пятидесяти лет, здесь вся моя жизнь. Меня стрижёт одна и та же парикмахерша уже сорок восемь лет. Когда мы встретились, она была девочкой, ученицей.  И  всем этим вещам годы и годы, - она обвела рукой гостиную. Стулья точёного дерева грубой мексиканской работы от времени потемнели и потрескались, сиденья,  плетёные  из пальмовых листьев, разлохматились…- А этот большой диван, на нём всем места хватает, подарили те, кто приходит на кафесито. Давно это было, в день нашей с Джино золотой свадьбы. Мы вместе больше шестидесяти лет…

Едва перевалив за девяносто лет, Джино вдруг занемог и быстро стал терять силы. К нему пригласили старенького врача-итальянца, а потом старика-священника, тоже итальянца. Перед смертью Джино хотел видеть только своих. Но в последний день попросил позвать русских. И несвязно говорил только об одном  - об Италии. И о том, что он был вынужден уехать. Вынужден. – Я скучал по Италии всю жизнь, всю жизнь… - бормотал он. 

На похоронах донья Лена шла, опираясь на руки русских, самых близких людей.

А перед их отъездом она поделилась самым заветным – рецептом своего восхитительного кофе. Она долго рассказывала, какие сорта кофе надо смешать…

- Но самое главное - кофеварка.  Это - итальянская кофеварка, кафетера, здесь таких не делают. – Лена насыпала кофе в кофеварку маленькой ложечкой из серебра Таско – по одной на каждого гостя и одну ложечку сверху. – Это - для кафетеры, - объясняла она.  И ещё - частичка души...  Я делаю это от всего сердца!

Донья Магдалена проводила русских до такси, хотя после смерти мужа почти не выходила из дома. Она гладила их по щекам, плакала и повторяла:

- Помните, здесь ваш дом. Мы всегда будем ждать вас. Всегда.

После мексиканской жары особенно хочется снега. Мексика больше ценит учёных, чем Россия, поэтому на мексиканские деньги можно покататься на горных лыжах даже в Альпах, в дорогой Австрии. Вечерний автобус шёл из Инсбрука среди нарядных альпийских деревушек. Старик на соседнем сиденье обрадовался русским.

- Я воевал с вами, - он указал на пустой рукав, - я был егерь, хороший стрелок, меня забрали в армию молодым. Без правой руки плохо, но я не держу на вас зла.

Прощаясь, он пожимал им руки уцелевшей левой рукой и всё повторял:

- Знайте, мы – не враги. Нас стравили. Мы – не враги… 

Фионова Людмила Кузьминична, д.ф.-м.н.

Просмотров: 1624 | Добавил: ГАМ | Рейтинг: 4.4/14
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]