Главная » 2013 » Февраль » 2 » Игорь Гундаров. ПУТИН, КАРИМОВ, ЛЕНИН – КРИЗИСНЫЕ МЕНЕДЖЕРЫ, КТО ЭФФЕКТИВНЕЕ?
11:46
Игорь Гундаров. ПУТИН, КАРИМОВ, ЛЕНИН – КРИЗИСНЫЕ МЕНЕДЖЕРЫ, КТО ЭФФЕКТИВНЕЕ?


Оценивая итоги 20-летних либеральных реформ, премьер Владимир Путин сказал в январе 2012 г.: «Иметь экономику, которая не гарантирует нам ни стабильности, ни суверенитета, ни достойного благосостояния – для России непозволительно». «…Необходимо выстроить эффективный механизм обновления экономики… Надо искать решения…». Однако через год положение резко ухудшилось. Произошло выраженное замедление промышленного роста с 4,7% до 2,6%, которое президент Путин оценил как «вселяет беспокойство». Сельское хозяйство вообще обвалилось, с + 23% в 2011 г. до - 4,7 в 2012 г. Значит, решение не найдено.

Нарастает стратегическая растерянность. Провозглашая модернизацию, президент Дмитрий Медведев обещал: «Вместо примитивного сырьевого хозяйства мы создадим умную экономику, производящую уникальные знания, новые вещи и технологии…». Но представленные в 2013 г. на Всемирном форуме в Давосе три сценария развития России до 2030 года – все пессимистичные. Известный финансовый аналитик Сорос прямо предупредил своих соотечественников не вкладывать деньги в российские активы: «Это разваливающаяся  экономика, которую Путин ведёт в ошибочном направлении».

Для нахождения спасительного пути требуется прежде определить цель, чтобы по приближению к ней оценивать эффективность движения. В политической практике данное требование нередко  нарушается, когда на место цели ставят средства. Рыночная экономика, приватизация, инвестиции – с позиций интересов общества это средства, а не цель. В диалоге с оппозицией  Путин посоветовал: «нужно программы предъявлять – программы реального позитивного развития». Но такой программы нет и у правительства.  «Основные ориентиры экономической политики России к 2018 году» – это декларация о намерениях с несистематизированным перечнем отдельных ориентиров. Например, желание увеличить производительность труда в 1,5 раза не учитывает её отставания от развитых стран по отдельным отраслям до 20 раз. Поэтому рост на 50% при учёте, что развитые страны тоже не останутся на месте, навсегда закрепит наше отставание. А это, по выражению Медведева, хроническая отсталость, примитивная структура, унизительная сырьевая зависимость, коррупция.

Какая цель способна стать маяком процессов модернизации до 2020 года? Высшим приоритетом является более высокая  производительность труда по сравнению с социализмом. Обеспечить либеральным реформам историческую легитимность способно  лишь их неоспоримое экономическое превосходство. РСФСР периода «застоя» 70-80-х годов имела рост производительности труда и объёма производства в среднем по 5,5% ежегодно. Если взять минимальную годовую величину 4%, то её промышленный потенциал достиг бы за 1990-2020 годы 324%. У РФ в 2012 г. он составил 80% от уровня 1990 года. Чтобы обеспечить 324%, требуется развиваться с ежегодным приростом по 17%. Это и есть главная цель прорывного развития до 2020 года. Иначе кому нужна модернизация, не способная обогнать советскую экономику?! В свою очередь, 17% ежегодного прироста способны стать локомотивом, вытягивающим за собой остальные хозяйственные сферы. 

Дабы наверстать упущенное, какими производственными отношениями должна характеризоваться российская модернизация? По мнению президента и премьера, базисом выступает частный бизнес, поскольку причиной низкой производительности труда является избыток государственного участия. На экономическом форуме в С.-Петербурге Медведев заявил: «Сколько бы госкомпаний у нас ни было, модернизация будет проведена, прежде всего, силами частного бизнеса. А роль государства – создать для российских и иностранных предпринимателей благоприятный деловой климат …». Такую позицию разделяет Путин: «Главной движущей силой, драйвом этого развития может стать бизнес. Только бизнес …». Для этого  предлагается приватизировать оставшиеся у государства активы.

Однако двадцатилетний опыт показал – частный бизнес не намерен  вкладывать средства в разработку инноваций и финансировать их отдалённые внедрения. Крупный капитал, по свидетельству Путина,  «…отвык от инновационных проектов, от исследований и опытно-конструкторских работ». Директор Центра исследований постиндустриального общества В. Иноземцев считает: «На бизнес особой надежды нет. Коррупция в нём сравнима с государственной …У нас и так существует огромное количество технологий ... которые просто не применяются сегодня». Открывая восстановленную государством после аварии Саяно-Шушенскую ГЭС, Путин характеризовал деятельность Потанина, Лебедева, Прохорова, Вексельберга: они не только не эффективны в производственном управлении, но и «пускают на ветер» выделяемую государством финансовую помощь.

В либеральной экономике единственным ресурсом модернизации считаются инвестиции. По заявлению председателя Союза промышленников и предпринимателей А. Шохина: «…других источников для инноваций, кроме инвестиций, у России нет». «Только рост инвестиций обеспечит создание новой экономики …» – слова президента Медведева на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию.  Основными из  них являются частные инвестиции. «Главный источник создания новых производств, новых рабочих мест, по мнению Путина, частные инвестиции».

Сколько потребуется инвестиций для ежегодного промышленного роста на 17%? Для ответа изучили связь в РФ между вложениями в основной капитал и промышленным ростом на следующий год. В двадцатилетнем наблюдении коэффициент «детерминации» между ними составил 24%. Значит, увеличение промышленного производства на 1% нуждалось в росте  инвестиций на 4%, т.е. в четыре раза больше. Поэтому достижение 17% в год от ожидаемых 3%  (почти шестикратное различие) потребует двадцатидвухкратного увеличения инвестиций. В 2011 г. их размер составил 10,6 триллиона рублей (эквивалентно 0,36 триллиона долларов), что равно 19,5% ВВП. Увеличив эту сумму в 22 раза, получим 7,9 триллионов долларов ежегодных поступлений. Это четыре нынешних ВВП.  Таких свободных сумм в мире не существует даже теоретически.  

Актуальным становится поиск неинвестиционных механизмов модернизации. Основатель и руководитель Всемирного экономического форума в Давосе К. Шваб в 2012 году прямо заявил: либеральные модели управления и развития экономики ныне не работают. Требуется «Большая трансформация. Создание новых моделей». Такие новые модели обнаруживаются при изучении динамики промышленного производства в странах СНГ за двадцать лет реформ (1990-2012 гг.). С большим отрывом лидирует Узбекистан, достигший под президентством И. Каримова 345% от дореформенного уровня. Далее идут Туркменистан с 336% и Беларусь с 272%. Россия занимает третье место с конца, имея 80% (табл. 1).

1.Промышленное производство в странах СНГ к 2012 г. (1990 г. = 100)


И дело не в исходно низком экономическом потенциале. Беларусь в 1990 г. обладала развитой промышленностью. Что касается Туркменистана и Узбекистана, они все годы  реформ имели постоянно высокие темпы роста; кризис 2008 года прошли успешнее всех; а в 2012 г. показали самую высокую в мире промышленную динамику (табл. 2).
 2. Динамика промышленного производства стран СНГ в 2012 г.*


Сравнение тройки экономических лидеров обнаруживает их качественное сходство по типу государственного капитализма, в отличие от либеральных экономик остального Содружества. При государственном капитализме субъектом рынка становится также государство в лице своих министерств и ведомств. Возникает новый тип рынка – демократический, на котором конкурируют не только частные собственники, но и формы собственности. Частный бизнес выигрывает в тактических сферах (с «короткими» деньгами, быстрой окупаемостью, лабильностью номенклатуры товаров), давая 4-5% промышленного роста.

 Государство оказывается эффективнее в стратегических областях (требующих «длинных» денег, устойчивой номенклатуры продукции, больших рисков и т.д.). Плюс пресекается увод бюджетных средств «в карманы» частных собственников, которые, как говорит Путин, «…«тырят» друг у друга доходы, деньги, имущество». Итого, ещё 4-5%. Конвергенция обоих потенциалов обеспечивает суммарно 8-10% ежегодного прибавления. Поэтому в «тучные» докризисные годы, когда промышленный рост в либеральной России составлял ежегодно 4,8%, в конвергентном Узбекистане он достигал 9,5%, в Беларуси 9,4%.

Возражая против деятельности государства как субъекта рынка, Путин аргументирует: «Если мы всё опять вернём в государственную форму собственности, ничего хорошего из этого тоже не получится». Но речь идёт не о тотальном государственном владении, а, примерно, о двух третях.  Более точная пропорция устанавливается конкуренцией самих форм собственности, где действуют не политические классовые интересы, а здравый хозяйственный смысл. Однако здравый смысл отвергается правительством России из-за не соответствия канонам либеральной теории. На форуме в Давосе в 2011 г. президент Медведев даже пожурил «акул» капиталистического мира, решившихся во время кризиса национализировать ряд крупных банков: «У нас недостаточно развитая экономика, но мы от этого воздержались». Путин в шутливой форме но не шутливо отчитал А. Меркель на пресс-конференции в Москве за скоординированную позицию Евросоюза: «… они сначала советуются с 26-ю странами Евросоюза и затем вырабатывают единую позицию. В экономике это называется "картельный сговор", а картель - это всегда плохо».

Иронией истории стала позиция обоих отечественных руководителей – последних романтиков капитализма, мечтающих создать в отдельно взятой стране, как пишет Путин, «здоровый капитализм», «нормальный капитализм» и «честную конкуренцию» с «презумпцией добросовестного бизнеса». Всё превращается в бизнес: здравоохранение, образование, культура, наука, спорт, армия и др. Даже государственная служба становится бизнесом, где взятка – это коммерческая цена чиновничьих услуг, как когда-то говорил первый мэр Москвы Г. Попов. Поэтому обслуживание государственного бюджета передаётся частной структуре – Центральному банку России, у которого собственные интересы важнее государственных.

Хотя Председатель банка и назначается Государственной Думой, но «его независимость в вопросах денежной эмиссии и обеспечения устойчивости рубля гарантирована …И в сфере своих полномочий Центральный банк России действует абсолютно самостоятельно, хочу это подчеркнуть. Уверяю вас, так и есть на самом деле», констатировал Путин. В результате за «…последние 3,5 года из России легально вывозилось ежегодно по 100 млрд. долларов, суммарно более 340 млрд.  Из-за этого, по оценке эксперта Центра развития НИУ-ВШЭ Д. Мирошниченко, российская экономика «…уже несколько лет задыхается от недостатка ликвидности. …годовые темпы роста денежной массы …сократились с 33% в январе 2011 г. до 23% в январе 2012 г. …бизнес лишается доступа к длинным деньгам, которые нужны для его развития».

Но и государственного капитализма недостаточно для 17% ежегодного промышленного роста. Требуется третий тип труда и социальных отношений, наличие которого обнаруживается в примере зависимости промышленной динамики от инвестиций на 25%. Значит, остальные 75% определяются какими-то неинвестиционными факторами. К ним относится духовное состояние работников: чувство творческой свободы, владение результатами своего труда, ощущение социальной справедливости, солидарность и товарищеская взаимопомощь, – обозначаемые как качество жизни. В рыночной экономике, где человек подчинён диктатуре капитала, «…рядовому гражданину, работнику …всё равно, на каком предприятии он работает…Для него важно что? Уровень заработной платы, условия работы, соблюдение техники безопасности, ответственность администрации и собственника …», обоснованно считает Путин.  Зато в экономике качества жизни «…главная ценность для человека – возможность раскрытия своего творческого потенциала» [Н.Гульбинский]. Этому способствуют два организационных условия: а) предоставить людям возможность трудиться согласно личным способностям и потребностям, б) сделать работников хозяевами результатов своего труда.

Способности и потребности людей различаются. Одни желают работать на государственных предприятиях, обеспечиваемых общенародной собственностью. Другие предпочитают труд на индивидуальных средствах производства, обеспечиваемых частной собственностью. Третьи стремятся к коллективному труду, базисом которого служит групповая собственность, где вся прибыль принадлежит всем работникам. Это – российское ноу-хау, появившееся в XIX веке в виде артелей, товариществ, кооперативов – своеобразных народных предприятий. Существовал даже кооперативный Крестьянский поземельный банк, выдававший крестьянам беспроцентные ссуды и продававший им землю. Значение народных предприятий для экономической теории впервые открыл Владимир Ленин: «о третьем виде предприятий, которые раньше не имели самостоятельности с точки зрения принципиального значения, именно: о предприятиях кооперативных». «Тот общественный строй, который мы должны поддерживать … есть строй кооперативный». Требуется соединить социальный энтузиазм «… с умением быть толковым и грамотным торгашом, какое вполне достаточно для хорошего кооператора». Кооперативное ведение хозяйства на базе самоуправления реализуется во многих западных странах: США, Испании, Израиле и др.

На базе трёх форм собственности  реализуются три типа труда и социальных отношений. Продуктом частной собственности является «работник-товар», продающий хозяину свою рабочую силу через рыночные отношения. Это – экономика рынка. Государственная собственность производит «работника-исполнителя», меняющего свою рабочую силу на твёрдую заработную плату, установленную планом. Это – экономика плана. Личная собственность, созданная своим трудом, производит «работника-творца», являющегося хозяином самого себя и результатов труда. Это – экономика творческого духа. Объединение трёх потенциалов генерирует эффект «экономического чуда» – ежегодный рост  промышленного производства на 30-40%.

Первое «экономическое чудо» XX века в виде трехсекторной модели существовало в РСФСР с 1921 по 1927 годы – новая экономическая политика (НЭП). После Первой мировой и Гражданской войн уровень промышленного производства в стране упал к 1920 г. до 21% от 1913 года. Прогнозы западных экспертов отводили на восстановление  разрушенного хозяйства многие десятки лет. Однако уже к 1926 г., то есть всего через 6 лет, объем валового продукта достиг довоенного уровня, а по некоторым позициям превысил его. Промышленный рост составлял ежегодно около 44%. НЭП – это не только торговая стихия, но и интенсивная индустриализация, обеспечившая выполнение плана ГОЭЛРО без принуждения и иностранных инвестиций, на деловом интересе и творческом подъёме. Уровень жизни населения увеличился в три раза. Выросло качество жизни: по сравнению с 1913 годом поднялась рождаемость, двукратно снизились преступность и смертность.
Какая энергия обеспечила нищей России немыслимую скорость индустриального прогресса? Вся страна оказалась «цивилизационной лабораторией», ставящей экономический эксперимент по скрещиванию государственной, кооперативной и частной собственности; плана, рынка и договоров: «…как и когда можно и должно соединить противоположности, а главное: в нашей революции за три с половиной года мы практически неоднократно соединяли противоположности», писал по этому поводу Ленин. Непревзойдённый кризисный менеджер он решился на отказ от многих канонов марксизма ради практического успеха в строительстве государства рабочих и крестьян. «Теперь мы нашли ту степень соединения частного интереса…общим интересам, которая раньше составляла камень преткновения для многих и многих социалистов». Один из ведущих экономистов тех лет Л. Юровский писал: плановое хозяйство проводится в обстановке рынка и присущих ему закономерностей. «Оно может в очень широких пределах властвовать над рынком, т.е. проводить на рынке и через рынок свои задания. Но это не значит проводить их мимо рынка, не считаясь с тем, какова будет реакция со стороны рынка и каковы будут ценностные последствия хозяйственного плана». Даже выдвигалось положение, что вслед за товарно-капиталистической формой хозяйствования наступит товарно-социалистическая. В 1922 году на эту тему состоялась первая международная конференция «коммунистов-кооператоров».

Сила духовного влияния на производительность труда ярко проявилась в СССР во время Второй мировой войны. К 1942 г. была оккупирована территория, на которой находилось 40-70% промышленного и 54% сельскохозяйственного потенциала. Численность рабочих и служащих в народном хозяйстве снизилась на 40% по сравнению с довоенным периодом. Тем не менее, объем промышленного производства в 1942 г. составил 77%, в 1943 г. возрос до 90%, а в 1944 г. его показатели превысили довоенный уровень. За Уралом к 1943 г. была создана экономическая база, равная всему довоенному промышленному потенциалу.

К послевоенному восстановлению страна приступила в условиях огромных потерь. В руинах стояли 1710 городов и поселков, более 70000 сел и деревень, 31850 промышленных предприятий, свыше 6 миллионов зданий. Лишились своего жилья более 25 миллионов человек. Однако уже к 1948-1949 гг. валовой промышленный продукт превысил показатели 1940 г. Объем сельскохозяйственного производства достиг довоенного уровня в 1950-1953 гг. На освобожденных западных территориях темпы хозяйственного восстановления составляли по 20-30% в год. 

ВЫВОД. Российская промышленность способна обеспечить 17% ежегодного промышленного роста. Но – при двух условиях:
1) необходимо освободить производительные силы от идеологических пут, убрав политику из экономики. Не может быть премьером человек, заявивший в Давосе: "Приватизация – это не только деньги, ... это отчасти идеологическая вещь". "Снижение избыточного присутствия государства в экономике – это идеологический вопрос и идеологический вектор нашей политики". Так же говорил Чубайс, что приватизация совершилась ради классовых интересов, вопреки экономическим;  
2) надо выбрать из экономических моделей ту, что наиболее эффективна. Если сравнить  менеджерские успехи Путина с успехами Каримова и Ленина, то по скорости  выхода из кризиса, оцененной ежегодным промышленным ростом (4% - 9% - 44%), пропорция составит 1 – 2 – 11. Другими словами, Каримов эффективнее Путина в 2 раза. А Ленин эффективнее Каримова в 5 раз и Путина в 11 раз. Есть пример для достойного  подражания.

Тем более, что так думает большинство россиян,  мнение которых изучено общероссийским опросом, проведенном Институтом социологии РАН в 2011 году.  Среди населения 18 лет и старше поддержали капитализм 9%, высказавшись за доминирование рыночной свободы и минимальное участие государства в экономике. Социализм поддержали 28%, являющиеся сторонниками полного государственного  регулирования экономики и контроля над ценами. А 41% заявили о поддержке, по сути, НЭПа, в виде преобладающей роли государственного сектора с широкими экономическими и политическими возможностями граждан.
Просмотров: 2944 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 4
4  
Какие они менеджеры? С одной стороны - бандит, шпион, разбойник. С другой - вор, клептоман, педофил. С третьей - царек, пахан.

3  
Большое спасибо Игорю Гундарову за его предметную статью. Только слепцы столичного разлива не видят "блистательных результатов " экономического развития страны под руководством  команды питерских либералов и их сподвижников. Полагаю, что  умельцами отмудриться любой конкретно рассматриваемый  вопрос  можно при  желании   затупить и опустить  до уровня  плинтуса. Не потому ли со стороны экономического сообщества РАН, загнанного  в организационное стойло с рыночными  кормушками,  зачастую слышим только невнятное мычание  по вопросам экономической и промышленной политики России. Полагаю, что Игорю удалось на конкретных примерах показать всю несостоятельность  наших записных правительственных мудрецов и твердо обозначить пути эффективного экономического и социального развития России. Предложенные формы и пути развития продолжают научный поиск экономиста академика Львова с вектором направленности на качество жизни и  создание в России  эффективной экономической модели в форме многоконтурной  интегральной биосферосовместимой экономики.  Уважаемые соратники, вам нужны реальные экономические и социальные преобразования или бесконечный туман красивых слов и  бесполезные  споры в интересах личных приоритетов?

2  
Сравнения, приведенные автором просто не корректны. Кризисный менеджер Ленин, вроде, как сам этот кризис и организовал, а его НЭП это просто констатация полной его несостоятельности, как главы государства, да и было это 90 лет назад. 
Сравнения путина и Каримова, тоже не коректны в силу различий в структуре экономик. 
На 30 миллионов жителей Узбекистана введение любого производства даст значительный прирост, да и за 20 лет любое самостоятельное государство, если власть национально ориентирована, не будет топтаться на месте, а будет стремиться развивать свои самостоятельные сектра экономики. Так с нуля, 18 лет назад родилась автомобильная промышленность. Теперь там выпускают как легковые, так и грузовые машины и автобусы не только отверточной сборки, но и организовано производство своих комплектующих к ним. У них есть все потенциалы к развитию и есть молодое поколение трудовых ресурсов для этого, что не скажешь о России, где низкая рождаемость рождаемость и высокая смертность.     ((((Путин сказал в январе 2012 г.: «Иметь экономику, которая не гарантирует нам ни стабильности, ни суверенитета, ни достойного благосостояния – для России непозволительно». «…Необходимо выстроить эффективный механизм обновления экономики… Надо искать решения…».))))
И что? Прокукарекал, а дальше хоть не расцветай.

1  
Давайте по порядку. Ленин:
Разрушить страну сумел, достичь уровня 1913 гда, наша страна практически не смогла. После 1922 года, уже практически не участвовал в управлении по болезни.
" Если с 1913 по 1922 год цены на промышленные товары, по сравнению с
ценами на продукцию сельского хозяйства, выросли в 1,2 раза, то к концу
1923 года «раствор» ножниц цен достиг уже 300%, или, другими словами,
чтобы купить плуг в 1913 году хватало 10 пуд. ржи, а в 1923 году
требовалось уже 36 пуд. ржи. Такая политика цен позволяла проводить
неэквивалентный товарообмен между городом и деревней, изымать из
сельского хозяйства немалые средства"
Отсюда видно, что менеджер он был ни какой.
Теперь Каримов.
"Создание благоприятной деловой среды, наращивание инвестиций обеспечили не только повышение темпов экономического роста, но и важные
качественные изменения в структуре экономики. В частности, в результате
проводимой структурной политики за 2000-2011 годы доля сельского
хозяйства в ВВП страны снизилась с 30,1 до 17,6 процента. доля
промышленности выросла с 14,2 до 24 процентов, а доля услуг - с 37 до
50,5 процента."
Тоесть 345% не видно.Но надо отдать должное, прирост в промсекторе за IV квартал прошедшего года, превысил показания даже США, где мы наблюдаем спад -1% (минус 1%).
А в целом же, вот уже очереди гастарбайтеров стоят у посольства Узбекистана, желают как можно скорее попасть в страну с такими темпами развития промышленности-пошива тюбитеек, дабы не упустить свой шанс заработать.
Путин.
Достаточно вспомнить, что насиление России 140 млн. а Узбекистана 30 млн, плюс к этому разность в территории и климатических условиях. По этой причине, сравнение не идёт ни в какие ворорта.
Но если сравнить уровень жизни в России и Узбекистане, то станет понятно, кто более эффективный менеджер.
Сравнивать можно и нужно лишь сравнимое, а не сферического коня в вакууме с помидором в консервной банке.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]